Артем Архипов: «Чтобы получить правильный ответ, достаточно ошибиться два раза»

Артем Архипов: «Чтобы получить правильный ответ, достаточно ошибиться два раза»

11 апреля, в первый день олимпиады, с лекцией о будущем банков перед ребятами выступил выпускник и преподаватель МИЭФ Артем Архипов. После лекции мы побеседовали с ним о том, как он пришел в экономику и о том, что важно сомневаться и искать правильный ответ, не боясь ошибок.

Как у вас появился интерес к экономике?

Я не могу представить это как очень красивую историю: все было довольно банально. Я учился в физико-математическом классе, но, на самом деле, всегда хотел летать, потому что и отец, и дед — из летной среды. Когда я понял, что эта профессия мне недоступна, выбор сузился: я мог получить или инженерное, или экономическое образование. Я выбрал последнее, а дальше в игру вступило множество факторов.

Вы сразу начали получать удовольствие от того, чем занимаетесь?

На самом деле, нет. Сначала была довольно жесткая история начала обучения в МИЭФ. Тогда недостаточное внимание к учебе в первые месяцы привело к низким результатам за промежуточные экзамены. Это стало серьезным вызовом, мне было неудобно и перед собой, и перед семьей. Но это заставило меня сесть и сильно вложиться в учебу, что потом стало окупаться результатами и открывающимися возможностями.

И, конечно, мне очень повезло с коллективом. В нашей группе были фантастические ребята. Нас было около двенадцати человек, и, когда мы сидели все вместе в аудитории и готовились к экзаменам, мы спорили до хрипоты. Там просто нельзя было плохо учиться, потому что было интересно. Нам удалось реализовать то, что сейчас называется словом «co-opetition». Но обучение — это работа, а не развлечение. По крайней мере, мне никогда не удавалось развлекаться.

Вы говорили, что во время учебы в МИЭФ формируется особенное мышление. Что составляет его суть? Как нужно мыслить, чтобы успешно заниматься экономикой?

Даже если не вдаваться в термины, необходимо определить, что значит «успешно заниматься экономикой».  На мой взгляд, экономика везде. Ты можешь видеть возможности, а можешь не видеть. Для этого необязательно быть экономистом. Хороший экономист, я думаю, это человек, у которого есть здравый смысл и критическое мышление. Да, он узкий специалист в чем-то одном, но он может критически смотреть на все процессы, происходящие вокруг. МИЭФ в этом смысле — площадка, которая дает возможность приобрести такое мышление. Конечно, это только возможность, поскольку далеко не все ею пользуются.

У вас не бывает желания заняться чем-то другим?

Сейчас бы мне хотелось получить, например, в дополнение хорошее инженерное образование, потому что это даст возможность совершенно иначе конструировать мысль и по-другому реализовывать навыки и знания, полученные в других местах. Но, честно, мне очень нравится то, что я делаю. Более того, я делаю это достаточно хорошо. Не могу сказать, что лучше всех, но я доволен собой.

Сейчас вы занимаетесь аналитикой и прогнозированием. Здесь всегда есть угроза ошибки. Вы часто ошибаетесь?

Здесь очень важно понимать пределы своих способностей. Ты можешь верить во что угодно, анализировать ситуацию с помощью определенных моделей, но в реальности все будет происходить совершенно по-другому. Есть известная фраза: «Для того, чтобы получить правильный ответ, достаточно ошибиться дважды». Моя задача не в том, чтобы не ошибаться, а в том, чтобы разобраться в том, как прийти к максимально правильному ответу.

Предлагать другим определенное решение проблемы — значит, неизбежно брать на себя ответственность.

Конечно. Но тут действует теория «четырех глаз»: необходимо, чтобы вывод был рассмотрен еще раз, желательно другим человеком. Надо постоянно критиковать себя, ставить свою точку зрения под сомнение. Точно ли я прав? Может, я предлагаю ошибочную рекомендацию? Могу ли я от нее отказаться? Для того, чтобы подтверждать свою точку зрения и аргументированно ее доказывать, нужно сомневаться, иметь гибкость восприятия.

Как понять, что наступил тот самый момент, когда необходимо изменить рекомендацию?

Рецептов нет. Но это своего рода ощущение критической массы: ты понимаешь, что ошибался. С точки зрения экономики это можно описать так: объем накопленных шоков, повлиявших на модель, был настолько велик, что ее нужно менять. Шоки уже не уйдут, они останутся, значит, модель была неверна и надо создавать новую.

Мне кажется, любой экономист сейчас сталкивается с огромным количеством вопросов о том, что происходит. Вам задавали глупые вопросы?

Глупых вопросов нет, но есть глупые ответы.

Например?

Например, что сейчас кризис. Но это не кризис, а текущая экономическая ситуация. Кризис — это интерпретация. Собственно, экономическая реальность заключается в том, что сейчас весна, идет посевная, которая требует находить ресурсы, а достать их сложно. Но если предприниматель хочет эту посевную провести, то он эти возможности найдет. Все зависит от его желания. Может быть, он просто хочет «переждать», дождаться лучшего момента. Но ведь лучший момент — здесь и сегодня, завтра будет другой момент, может, не хуже, но другой. Поэтому говорят, что кризис — в головах. Это просто замораживание мышления. Экстремальная ситуация у одних вызывает желание что-то делать, а у других — ступор. Задача в том, чтобы не теряться, искать возможности и находить их.

Фото: Алексей Кистерев