Филипп Дзядко: «Если ты много читал, тебе не так одиноко»

Филипп Дзядко: «Если ты много читал, тебе не так одиноко»

Филипп Дзядко, создатель просветительского проекта Arzamas, приехал на олимпиаду, чтобы рассказать о своем деле. Мы обсудили планы по созданию Республики Словесности в Тихом океане и спросили у Филиппа, что делать, когда один этап жизни завершился, а другой еще не начался.

Какая интонация определяет Arzamas? Например, в соцсетях все анонсы материалов делаются так, чтобы «зацепить» юмором или показать, что хоть проект и образовательный, там все не так страшно. А в самих лекциях и материалах все уже более серьезно.

Соцсети – это отдельный продукт, они и существуют отдельно. В каждой соцсети у нас своя интонация: так работают медиа, соцсети сами по себе – один из основных способов добраться до аудитории. На сайте все несколько отличается, но мы хотели, чтобы Arzamas вел разговор с дружеской интонацией.  Чтобы с тобой не разговаривали свысока, но и не заискивали, а говорили на равных. А сайт не должен быть игривым, он должен быть информативным.

Среди членов жюри Всероса есть преподаватели, которые читают лекции на Arzamas. Как вы выбираете лекторов? Приглашаете знакомых?

Повезло учиться и иногда дружить с классными людьми и отличными лекторами. Конечно, наш выбор — это волюнтаризм в определенной степени. Мы выбираем лекторов, которых редакция считает достойными. Потом ты приходишь к живому классику и расспрашиваешь его, кого еще стоило бы записать. А дальше попадаешь в это сообщество и «вскрываешь» его. Важно еще сказать, что лекторов нам помогал выбирать Михаил Велижев, преподаватель Вышки. Вопрос о том, кто читает лекции, для нас является ключевым. А еще забыл сказать на встрече о том, что те, кто собирается читать лекции в будущем, должны начинать учиться этому уже сейчас, умение публично выступать среди людей науки – это большая редкость, к сожалению, особый талант и навык.

К слову про живых классиков. Кого бы вы могли назвать живым классиком среди современных поэтов?

Нам всем повезло: таких людей сейчас немало. Для меня, без сомнений, это поэты круга «Альманаха» и люди  их поэтического поколения. Михаил Айзенберг, Виктор Коваль, Тимур Кибиров, Сергей Гандлевский, Юлий Гуголев, Мария Степанова... Это поэты, которые совершенно по-особому относятся к поэзии, к слову, к действительности.

Айзенберг, кажется, занимает особое место?

Айзенберг для меня, наверное, важнейший современник и важнейший поэт. О нем хочется много говорить, но если сказать на бегу, то наверное так: это один из лучших  помощников в том, чтобы осознать действительность вокруг и себя в ней. Его тексты – это тексты нарастающего обаяния. В первый раз, когда читаешь его стихотворение, оно тебя, может, не сразу завоюет. А на второй и третий раз начинаешь в него влюбляться. Его тексты касаются очень тонких вещей,  внутренних движений и звуков, которые ты сам едва слышишь и ощущаешь. Он их расшифровывает, и ты узнаешь, что в тебе это есть. Это как минимум очень увлекательно, как максимум — спасительно. И это совершеннейший живой классик.

Вы говорили о том, что гуманитарное знание – «важный и необходимый инструмент», а не что-то «скучное и бесполезное». Здесь собрались люди, которые уже обладают таким знанием и будут развиваться в этом направлении дальше. Куда, как вам кажется, им потом это знание можно направить?

Тут нет универсальных ключей, потому что у каждого из этих людей своя биография. Мы живем в мире, где все меняется быстро. Может, мы с ними создадим в Тихом океане Республику Словесности и будем там читать друг другу Балтрушайтиса наизусть. А кто-то, может быть, будет заниматься совсем другой профессией. Важно то, что у них уже есть. Ведь кем бы ты ни был, рядом с тобой, внутри тебя всегда одиночество, но если ты много читал и если у тебя есть гуманитарное знание, тебе не так одиноко и не так страшно: интереснее жить. Это самое важное, что может дать гуманитарное знание. А отвечая на ваш вопрос, вы сможете заниматься наукой, преподаванием, популяризацией знания, журналистикой, изобретением новых институций, создавать новые пространства для образования, писать книги, исследовать старые и новые тексты — дух захватывает от возможностей. Не верьте тем, кто говорит, что гуманитарии обречены на безработицу, нет, хотя бы потому, что вы умеете думать. У меня очень простая мысль: в современном мире, если ты хорошо образован, ты сможешь заниматься всем на свете.

Скоро у олимпиадников, которые заканчивают одиннадцатый класс, закончится их олимпиадное дело, и теперь им предстоит что-то новое. Что делать, когда завершается этап твоей жизни? Что Вы чувствовали, когда ушли из «Большого города», например?

Сначала ты сидишь в состоянии уныния, которое сменяется эйфорией. Лежишь на диване, смотришь в окно и страшно рад тому, что освободился от чего-то. С другой стороны, ощущаешь черную дыру, тебя мучают фантомные боли по тому делу, которым занимался. Сначала все ужасно, потом опять прекрасно и так далее, как в том стихотворении. Но в один прекрасный момент ты понимаешь, что это прекрасный способ начать что-то новое. Как говорил мой дедушка, нет ничего прекраснее начала.  Это очень точно. Появляется возможность посмотреть по сторонам. Так что завершение работы – повод начать что-то, что будет лучше. Если к другому уходит невеста, еще неизвестно, кому повезло. Дальше все зависит от тебя.

У нас есть традиционный вопрос. Что бы вы могли пожелать олимпиадникам в преддверии туров?

Хочется избежать банальностей, но не получится. Человек, который занимается литературой, который ее читает и о ней думает, — это человек очень сложный.  Ему бывает сложно с самим собой. Но литература, особенно русская литература, абсолютно бесстрашна, по замечательному определению Елены Вигдоровой. Я бы пожелал олимпиадникам внутреннего бесстрашия. Надо понимать, что сиюминутные победы и поражения – это обстоятельства. Неважно, выиграете вы сейчас или проиграете, главное – что происходит в вас. Вас не должна сломать победа, потому что она бывает опаснее, чем поражение. Стоит это воспринимать как мелькание за окном поезда. Вы едете в вагоне, и в окне мелькают поля и озера. Так что то, что происходит – это одно из таких полей. Поэтому не давайте никому – прежде всего самим себе сомневаться в том, что вы – драгоценность, но и не заноситесь слишком. У вас и правда прекрасный момент в жизни сейчас, когда все начинается и все возможно. Только спустя время узнаете, почему все случилось именно так и не иначе. И увидите  — все было к лучшему. В этом нет никаких сомнений.