Григорий Канторович: «Самое лучшее на олимпиаде — это люди, которых ты здесь встретил»

Григорий Канторович: «Самое лучшее на олимпиаде — это люди, которых ты здесь встретил»

На открытие олимпиады по экономике приехал профессор НИУ ВШЭ и член Центрального оргкомитета всероссийской олимпиады школьников Григорий Канторович. Он рассказал про историю Всеросов и про то, почему экономист должен читать стихи.

Как вы пришли в физику (Григорий Гельмутович по специальности инженер-физик, закончил МФТИ — прим. ред.)?

Когда я учился в школе, физика и математика были на злобе дня. Физтех тогда — лучший университет в Союзе. Это был, как бы сейчас сказали, челлендж, и мне просто это нравилось. Но и к лирике я, будучи физиком, относился очень хорошо: писал сочинения, знал много стихов. Тогда круг чтения был вынужденно ограничен, каждую нестандартную книжку нужно было доставать. Например, у нас не было Достоевского в программе, Блока проходили только обзорно.

А кто вам нравился из поэтов?

У меня было два любимых поэта — Маяковский и Лермонтов. Сейчас — Блок и Лермонтов, еще Пушкин. И, само собой, писатели XX века — но в университете мы их вообще не знали. В 1964 году в журнале «Юность» опубликовали подборку стихов Пастернака. До этого мы слышали про какой-то скандал, но никто ничего из Пастернака не знал.

Зачем экономисту читать стихи?

Я вообще не понимаю, как он может не читать. Экономика — это про жизнь людей, положенную в теории и модели; но все-таки про людей. Сейчас в школе изучают экономику, а раньше было непонятно — зачем Чичиков покупал души? По Бальзаку, например, можно изучать финансовые механизмы. Или трилогия Теодора Драйзера — книги «Финансист», «Титан», «Стоик».

Всероссийские олимпиады — явление давнее. Вы принимали в них участие, будучи школьником?

Первыми олимпиадами были математические. Они начались в 20-30 годы, но регулярными не были, никаких льгот не давали. Потом стала развиваться система Всероссийских олимпиад, добавляться предметы, в первую очередь - физика и химия. Гуманитарные соревнования появились позднее, уже в 90-х, также как и экономика началась 20 лет назад при большом содействии Вышки.

На Всесоюзную олимпиаду я никогда не попадал, участвовал только в областных этапах. Однажды прошел на две Всеукраинские олимпиады (мы жили в Бердичеве) — по математике и по химии. Обе они были в одно время, в школьные каникулы, в Киеве, поэтому пришлось выбирать одну.

Будучи студентом, я вошел в олимпиадное движение с другой стороны, работал в оргкомитетах олимпиад. Самое лучшее на олимпиаде — это люди, которых ты здесь встретил. На Всесоюзной олимпиаде по математике я познакомился с Андреем Николаевичем Колмогоровым, одним из великих математиков XX века. Олимпиада была в Симферополе, и после окончания он повел нас в поход по Большому каньону Крыма. Сам он исходил эти места еще в 20-е годы, теперь ему было под восемьдесят, шел он пешком, в шортиках. Когда вы с такими людьми контачите на олимпиаде, это важнее победы. Это уже никуда не выкинешь.

Что пожелаете олимпиадникам?

Самое главное — найти себя и реализовать себя. Если олимпиада в этом поможет — отлично. И даже если вы поступите на экономику, а потом поймете, что выбрали не то место и на самом деле хотите быть журналистом — можно сменить направление, это не проблема. Главное — в процессе вы понимаете что-то о себе.