Какими были олимпиада и олимпиадники восемь лет назад

Какими были олимпиада и олимпиадники восемь лет назад

2 апреля в Вороново закончилась двадцатая Всероссийская олимпиада по литературе. Те, кто был призерами несколько лет назад, сейчас уже закончили вузы. Чем была олимпиада в их жизни? Узнаем у Антона Скулачева и Светланы Ефимовой.

Антон Скулачев

Призёр заключительного этапа Всероса по литературе в 2007 и 2008 годах. Выпускник Института филологии и истории РГГУ, учитель литературы гимназии №1514, научный сотрудник отдела музейной педагогики Государственного литературного музея. Председатель жюри муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников по литературе в ЮЗАО Москвы.

Я был на олимпиаде два раза – в 2007 и 2008 году, в десятом и одиннадцатом классе, в Брянске и Елабуге. Это были причудливые, но прекрасные места.  На олимпиаде в Брянске мы ездили в Овстуг. Из забавных воспоминаний – гениальная картина, на которой Тютчев ловит грозу рукой, называется она, кажется, «Люблю грозу в начале мая…». По городу олимпиадников возили на троллейбусах. В Елабуге нас не выпускали за территорию базы отдыха, где мы жили, но мы были наглые и энергичные – 11 класс, победители Всероса – и перелезли через забор в 50 метрах от поста охраны, пошли гулять к Каме. Была весна, и по реке шел лед. Как раз тогда был прочитан роман «Географ глобус пропил» Алексея Иванова, и в этом вместе вспоминалась ивановская уральская речная эстетика, чувствовалась глубина историческая и природная. Это было сильное открытие, ощущение невероятной красоты, которую московский человек редко видит. А еще шишкинский лес, корабельные сосны, Булгарская крепость. Может быть, когда-нибудь вернусь в Елабугу за открытиями в духе романа Алексея Иванова.

Всерос стал невероятно важной для зазнавшегося московского школьника историей про то, что жизнь есть везде, а не только в Москве, что есть приятные и глубокие ребята из регионов. Хотя мы мало общались между делегациями, сейчас это по-другому. Но все равно самое главное – это общение в команде. После школьной среды, как бы прекрасна она ни была, ты открываешь для себя единомышленников. Это были бессонные ночи со словарями в обнимку, ночные обсуждения стихотворений, гитарные посиделки, последний вечер, где мы друг другу подписывали открытки, поиск смысла, обсуждение сущностных вещей. Для меня это было отчасти прологом к филфаку, прообразом филологической жизни.

Что касается самих заданий, тексты, которые тогда давались для анализа были, прямо скажем, не слишком интересные: рассказ Бестужева-Марлинского, стихотворение Якова Полонского… Для третьего тура мы заучивали безумные списки авторов опер, высчитывали, у каких писателей в этом году юбилей и учили их биографии. Бессмысленность этих действий при подготовке, разумеется, ощущалась. Но кто знает, что в итоге сработало на личностный и профессиональный рост… Сейчас на творческом туре от участников Всероса требуется, с одной стороны, эрудиция, а с другой – творческий подход, это очень интересно и правильно. Невольно завидуешь нынешним школьникам: в 11 классе анализируют Бродского, Ходасевича на регионе – как же круто! Самое главное в анализе  – чтобы человек через литературу шел к смыслам, включался в них и личностно их проживал, и такие задания позволяют этого достигнуть.

Прекрасно в нынешнем формате Всероса, что люди из регионов могут увидеть, что бывает не совково и отстало, а совсем по-другому, что литература – это весело, интересно, это про глубинные смыслы, это Александр Семенович Кушнер, который перед тобой стоит и читает стихи. За это спасибо Сергею Владимировичу Волкову и всей команде Всероса по литературе.

Как готовиться ко Всеросу? С удовольствием читать хорошие филологические книжки, Лотмана, Гаспарова. Обсуждать с друзьями литературу – нет же более интересной темы. Настраиваться на то, что на олимпиаде будет здорово, классно, будет много ресурсных моментов, когда ты сможешь чему-то научиться. Настраиваться на интересное дело анализа текстов. Это интересно потому и только потому, что открывает новые глубинные смыслы, ведь зачем нужна литература? Чтобы выстраивать человека – не во фрунт, а в смысловую вертикаль.

Я преподаю литературу в гимназии №1514, работаю там же, где учился сам. У меня еще нет учеников-призеров Всероса, надеюсь, слово «еще» тут уместно.  Пока веду восьмой класс, посмотрим, что будет дальше. В нашей школе есть много призеров, победителей – потому что то, что происходит в школе, безусловно и искренне интересно всем жителям школы.

Кроме того, я работаю в Литературном музее, веду занятия для школьников 4-5 класса. Пытаюсь им приоткрывать музей не как пространство застывших форм, а как место, где они могут побыть исследователями, самостоятельно что-то понять о человеке, который здесь жил. Мне важно, чтобы они сами высказывались, сами искали. Сейчас в музее с коллегами делаем выставку, посвященную культуре чтения. Это будет выставка не про писателя, а про читателя, про каждого из нас. Про то, что, как и зачем мы читаем: чтение на айпаде, чтение бумажной книжки, пометки на полях, чтение в гамаке, семейное чтение, чтение младшему брату – это все практики чтения, которые выстраивают наше сознание. В идеале, посетитель, попадая на выставку, соотнося свой опыт с другими, обретает себя как читателя. Если получится, это будет сбывшаяся мечта.

GDiE81odop4

Светлана Ефимова

Победитель заключительного этапа Всероса по литературе в 2005, 2006 и 2007 годах. Выпускница филологического факультета МГУ, аспирантка Свободного университета Берлина

Моя первая олимпиада проходила «дома», в Москве и Подмосковье, тогда мы все вместе дважды ходили в театр – на спектакли по Лермонтову и Гоголю. На следующий год была поездка в Казань; в памяти всплывают яркие солнечные картинки: набережная, мечети, музеи, пешеходная улица Баумана. А потом – тихий уютный Брянск с лебедями на пруду в усадьбе Тютчева.

Вечерами мы собирались своей командой, обсуждали впечатления и даже пели: в последние два года кто-то из ребят брал с собой гитару. У тех, кто из Москвы ездил в Казань, особые воспоминания связаны с вареной сгущенкой. Наш руководитель захватил тогда с собой из Москвы пару банок сладкого лакомства, которое мы дружно поедали во время вечерних посиделок. Неудивительно, что, когда мы решили через год или два снова собраться все вместе, на столе появилась именно сгущенка. И потом мне еще доводилось слышать при встречах с олимпиадными знакомыми: «А помнишь ту сгущенку?..»

Так или иначе я поддерживаю связь практически со всеми из нашей московской команды. С несколькими людьми сохраняю дружбу, с кем-то изредка переписываюсь – в любом случае это очень дорогие мне знакомства. Так бывает с одноклассниками, которые спустя много лет встречаются как родные, только с ними учишься вместе несколько лет, а с олимпиадными друзьями достаточно хотя бы раз вместе съездить на олимпиаду.

В каждом классе (9, 10, 11) было одно первое место, несколько вторых и третьих. Победа в 9 или 10 классе не давала права поступать в университет без экзаменов, поэтому у младших участников было меньше переживаний, хотя всем хотелось хорошо показать себя. Кроме призовых мест давали грамоты за лучше всех выполненное задание того или иного тура.

Я закончила филологический факультет МГУ. За годы учебы у меня вышло около пятидесяти публикаций о классической и современной русской литературе, а в 2012 году –  книга «Записная книжка писателя: стенограмма Жизни».

МГУ поддерживает обмен студентами со многими европейскими университетами. Во время учебы я начала заниматься записными книжками немецких писателей. Для студентов, которые изучают немецкий язык и чья научная тема требует материалов из Германии, была возможность пройти конкурс и в случае успеха поехать на семестр на стажировку. Моя малоизученная тема и необходимость занятий в берлинском архиве Бертольда Брехта позволили съездить даже на две стажировки, на третьем и пятом курсе.

Тогда я поняла, что мне очень близок ряд тем и теоретических подходов, которые активно развиваются в немецком литературоведении. Кроме того, мне давно хотелось заниматься и русской, и немецкой литературой. На стажировке я нашла научного руководителя и подготовила документы, чтобы подать заявку на научную стипендию для учебы в аспирантуре. По итогам конкурса мне удалось получить эту стипендию, и меня зачислили в немецкий университет. Моя диссертация относится к специальности «Общее и сравнительное литературоведение»; я пишу о формах и функциях записной книжки писателя в России и Германии. В центре моего внимания – четыре автора: Лев Толстой и Томас Манн, Владимир Маяковский и Бертольд Брехт.

В моем случае олимпиада не просто повлияла, а в прямом смысле определила дальнейшую учебу и жизнь. Именно после первой Всероссийской олимпиады в 9 классе я осознала, что хочу всерьез заниматься литературоведением. Без той олимпиады я могла бы сейчас оказаться географом или юристом.

Я бы посоветовала в любых обстоятельствах читать Чехова. Он всегда актуален и неизменно всё знает о нас. А из литературоведения назвала бы также классику, две книги, которые еще тогда, в олимпиадное время, сильно повлияли на мое понимание литературы: Лидия Гинзбург, «О лирике» и сборник статей Юрия Лотмана «О русской литературе».