Лекция Олега Замулина: российская экономика может вернуться к росту

Лекция Олега Замулина: российская экономика может вернуться к росту

Во второй день олимпиады в Вороново приехал Олег Замулин, декан факультета экономических наук НИУ ВШЭ. Для участников олимпиады он разобрал причины рецессии со стороны предложения в России и предложил пути решения этой проблемы. Публикуем конспект лекции.

Что происходило в российской экономике в последние 15 лет?

В период с 1998 года по 2008 российская экономика почти удвоила ВВП и росла со скоростью примерно 7% в год. В 2003 году президент Владимир Путин выступил перед Федеральным собранием с лозунгом «Удвоить ВВП за 10 лет», что и удалось реализовать. Но с 2008 года у нас начались проблемы. Уже в начале 2008-го можно было наблюдать некоторое замедление роста экономики, а потом, с началом мирового финансового кризиса, экономики многих стран, в том числе и России, ушли в минус. В 2009 году наша экономика упала на 8%. После первого падения экономика начала восстанавливаться, и в 2012 году вышла на докризисный уровень, но потом опять начала падать. В 2013-м на 1,3%, в 2014-м на 0,6%, в 2015-м — на 3,7%. К сожалению, больше пока в экономике в «плюс» мы не возвращались. Возможно ли вернуть экономику к прежним, ставшим привычными, темпам роста в 7%? Да, возможно.

1

На графике представлен российский поквартальный ВВП со снятой сезонностью с 1994 года в реальных исчислениях. Именно с этого года Росстат начинает вести свои расчеты. Как видно на графике, с 1990 по 1998 год суммарное падение экономики составило около 40%. В 1998 году видны проблемы в экономике, которые были связаны с нашим собственным внутренним кризисом. Потом, с декабря 1998-го и в первом квартале 1999-го наконец-то начинается экономический рост, который будет продолжаться 10 лет. Потом опять начнется спад. Как видно, в 2013 году рост резко замедляется: сначала вяло растет, но потом окончательно уходит в минус.

Supply_side_recession_2015_Zamulin_Page_04

Другой важный показатель для отслеживания экономического роста — инвестиции. Мало того, что это важная часть текущего ВВП, это еще и то, что закладывает возможности экономики производить в будущем. Именно капитальные мощности  необходимы для того, чтобы что-то производить. Для того, чтобы они были — нужно делать инвестиции. Не будет инвестиций сегодня — не будет капитальных мощностей завтра, а значит, у нас не будет возможности производить. На графике показано, что  происходило с нашими инвестициями с 2003 года. Для нас важны инвестиции в основной капитал, то есть в строительство зданий и сооружений, в закупку оборудования. И, как видно, на рубеже 2012 и 2013 годов этот показатель из вялого плюса переходит в вялый минус, идя на спад. Мы видим, что еще в то время, при высочайших ценах на нефть и при отсутствии внешнеполитических проблем, наша экономика перестала инвестировать в себя. Инвестиции затормозились уже тогда, три года назад, и с тех пор становятся все меньше, что означает невозможность хорошего производства в будущем.

Supply_side_recession_2015_Zamulin_Page_05

На этом графике мы видим попытку оценить ВВП нашей страны за последние 150 лет. Понятно, что ВВП до 1991 года никто не считал. Значительная часть рассматриваемого на графике периода приходится на советское время, на время плановой экономики, когда цены утверждались и не имели никакого отношения к рыночным. Поэтому, в оценке ВВП за такой долгий период есть некоторые методологические проблемы и оговорки, но обратим внимание, что это не точный расчет, а именно оценка ВВП. Она составлялась на основе статистики, которая велась и в царской России, и при советской власти.  Благодаря этой статистике у нас есть возможность узнать цены, сравнить их с нынешними и сделать оценку.

Из графика следует, что во-первых, с 1913 по 2008 год экономика нашей страны развивалась на постоянном уровне по 3% в год, а во-вторых — что «золотой» период развития экономики пришелся на конец 60-х — начало 80-х годов, когда отставание экономики страны от развитых стран было наименьшим. При этом, несмотря на все проблемы, мы, хоть и не приблизились к развитым странам по уровню роста экономики, но и не отдалились. Мы остаемся на одном уровне. Могло быть и по-другому. Например, Аргентина на данный момент отстала от себя столетней давности, а Япония, наоборот, выросла.

Рассмотрим график детально: сначала мы растем, в конце XIX века, со скоростью примерно 3% в год. Никакого выдающегося роста здесь нет, этот рост — стандартный. Потом, начиная с 1905 года, переживаем стагнацию, связанную с первой русской революцией. Затем экономика выравнивается, но в 1918 году начинается катастрофический спад, масштабная гражданская война, и к началу 20-х мы теряем примерно две трети ВВП. Потом, в 1921 году, в период НЭПа, начинается восстановление, и к 1928 году наша экономика почти выходит на дореволюционный уровень 1913 года. В 1928 году страна окончательно поворачивает на путь социалистического развития, начинается индустриализация. Она дала толчок к развитию, экономика в период первой пятилетки росла очень быстро. Удивительно, но спад во время Великой отечественной войны был не таким серьезным, как во время Гражданской, но надо обратить внимание на то, что во время Великой отечественной значительная часть промышленности продолжала работать, поставляя вооружение. Во время Гражданской же войны промышленность почти не работала.

После Великой отечественной мы наблюдаем восстановление, и переход к самому, наверное, благополучному периоду в экономике за все это время, не считая разве что конца XIX века, когда экономика росла на 5-6% в год, а этот показатель выше стандартных показателей роста на 2-3%. В 60-е началось спокойное во всех отношениях время, это вызвало эйфорию и у нашего руководства. Появился хрущевский лозунг «Догоним и перегоним Америку». Это было то самое время, когда на Западе появилась популярная идея о том, что надо внедрять плановую экономику в рыночные системы, что за успехами Советского союза надо не только наблюдать, но и чему -то учиться. Тем не менее, этот период роста, замедлился к середине 70-х годов. Начался застой, экономика практически не росла или росла очень медленно. Чтобы справиться с этим, была начата Перестройка. Об эффективности этих мер спорят и сейчас, тем не менее, они не смогли предотвратить кризисный спад 1990 года. В результате, в 1990 году экономика вошла в штопор, начался кризис. С 1998 года начинается период восстановления. Обращаю внимание, что два периода застоя, в 80-х и сейчас, произошли при высочайших ценах на нефть. До 2008 года настолько высокие цены существовали только в один период, и не так долго: начиная с 1979 года, с Иранской революции. И на фоне этих цен на нефть, которые позволяли зарабатывать на мировом рынке, экономика оба раза останавливалась. Совпадение это или случайность — будем обсуждать дальше.

Что следует из графиков?

Все периоды быстрого роста, которые мы наблюдали за последние 100 лет — 20-е годы, 50-е и «нулевые» — это периоды восстановительного роста. Если экономика упала, то потом ей проще расти постоянными и устойчивыми темпами. Разберем, как шел рост в нулевые. Было огромное количество простаивающих заводов, которые сохранились от советской власти, осталась инфраструктура, поэтому для роста надо было найти инвесторов, которые могли бы обновить оборудование и сами помещения. Некоторые заводы перешли к производству услуг. Так, например, наш факультет экономики находится на мощностях шпульно-катушечного цеха текстильной фабрики, которая была построена еще в XIX веке. Понятно, что текстиль мы не производим, а производим образовательные услуги. Это тоже входит в ВВП. Мы полностью сменили то, что производилось, но в начале девяностых завод был полностью закрыт, гнил пятнадцать лет, потом мы его взяли в аренду, отремонтировали и теперь производим там услуги. Примерно так и идет восстановительный рост. Восстановительный рост проходит легче, чем рост другого типа, когда нужно с нуля создавать новые производственные мощности и инфраструктуру.

Заметим, что рост экономики остановился еще в 2013 году, до падения цен на нефть и введения санкций. Соответственно, это было связано с определенными структурными ограничениями в экономике. Среди них — плохая защита прав собственности, коррупция, бюрократия, неэффективность работы судов. Все это делает инвестиции в нашу экономику небезопасными и менее привлекательными.

Чем вызвана рецессия и что происходит сейчас в России?

Большинство рецензий вызваны падением совокупного спроса. Причем в случае рецессии спроса увеличивается безработица и замедляется инфляция, как это было во время кризиса 2008 года. С этими проблемами обычно пытаются бороться искусственным расширением спроса. Тем не менее, в нашей экономике сейчас мы видим совершенно другую картину. Безработица остается ниже 6%, что является почти историческим минимумом, а инфляция подскочила до 13% с 6,5% в 2013 году. Это отличается от 2009, когда она упала до 9% с 13%. То есть наш ВВП упал при растущих ценах и полной занятости, что не соответствует ситуации падения спроса, а похоже, скорее на сокращение возможностей экономики.

В чем возможные причины?

Падение предложения пока объяснить сложно, но оно означает, что экономика не готова производить столько же, сколько производила в 2013-м. Другими словами, выросли реальные издержки производства. Это могло быть вызвано сокращением капиталистических мощностей в результате падения инвестиций с 2013 года и увеличением административной нагрузки на бизнес. Другими причинами могли стать антисанкции (то есть увеличение монополизации и цен), удорожание импортного оборудования и сырья из-за падения цен на нефть, а также запрет на использование зарубежных технологий в рамках санкций.

Что дальше?

Россия может снова расти по 6-7% в год. Так было в Южной Корее, которая имела такой же ВВП на душу населения в начале девяностых и росла по 6% в год. Для этого, однако, необходимо изменение модели роста. Нужно увеличивать производственные возможности экономики, внедрять инновации, привлекать инвестиции, развивать инфраструктуру и институты защиты прав собственности, делать бюрократию эффективной, улучшать работу судебной системы.

Что в итоге?

Основная проблема российской экономики сейчас — не кризис, а стагнация. Для ее преодоления требуется смена модели роста. Это возможно, даже с учетом текущих внешнеполитических проблем. Более того, сменить модель роста невозможно макрополитикой, то есть здесь не так важны процентные ставки и обменные курсы. Для этого нужны масштабные институциональные преобразования.

Фото: Андрей Карабанов