Лев Любимов: «На международной олимпиаде по экономике наши школьники заняли бы первые 25 мест»

Лев Любимов: «На международной олимпиаде по экономике наши школьники заняли бы первые 25 мест»

Заместитель научного руководителя и первый проректор НИУ ВШЭ, профессор факультета экономических наук Лев Любимов приехал на Всероссийскую олимпиаду школьников по экономике. Мы поговорили с Львом Львовичем о связи экономики и других наук, Лицее Вышки и высоком уровне Всероса.

Что будет на повестке дня у экономистов в будущем?

В XXI веке экономика сталкивается с разными вызовами — все сложно, неопределенно, многообразно. Эти вызовы неизвестно как буду решаться. Гораздо легче открыть деление ядра, чем понять, что с этим делать. Я думаю, что у нынешнего поколения ученых не хватит времени, чтобы решить эти проблемы. Это потребует большего времени и больших талантов.

То, что происходит в обществе — это то, что происходит у человека в черепной коробке, и мы этого не знаем. Пока мы открывали примитивное поведение людей, например, точку равновесия между спросом и предложением, мы как-то забыли, что в черепной коробке есть 80 миллиардов клеток. Наша задача понять, что и как происходит с ними. Это касается не только психологии, но еще и социологии, и философии экономики. Последним философом экономики был, наверное, еще Маркс, который пытался как-то объяснить все происходящее.

Мне кажется, что современный человек должен быть большим знатоком. Наша задача — не воспитать тех, кто понимает, что такое наука. Надо воспитать тех, кто умеет мыслить, рассуждать. ЕГЭ, экзамены итоговые или еще какие-то тестовые задания — это примитивный уровень когнитивного мышления. Высокий уровень — это уметь рассуждать, а для этого нужно иметь под черепной коробкой развитую систему функций, нужна долгосрочная память, рабочая оперативная память, ассоцианизм (деятельность психики на основе ассоциаций — прим.ред.), способность к инсайтам и так далее.

В большинстве школ экономика — необязательный предмет, или его просто нет в программе. Как вы считаете, почему нужно вводить экономику во всех школах?

В западных и некоторых восточных странах изучать экономику обязательно, как и право. Ребенок, который заканчивает школу, входит во взрослый мир, в котором он будет играть десятки ролей: покупателя и продавца, заемщика и кредитора, истца и обвиняемого. Он должен знать что-то об этом, знать навигацию по этим предметным полям и, следовательно, полям реальной взрослой жизни. Что касается России, то грубейшей ошибкой нашего Министерства образования и науки было убрать экономику и право из вступительных экзаменов, заменив их братской могилой под названием обществознание.

Новый стандарт старшей ступени как раз предполагает введение экономики и права. К сожалению, сроки обязательного введение старшей ступени в школе датируются 2020 годом. Я вряд ли доживу до этого времени, но могу спрогнозировать, что если старшая ступень нового стандарта начнет действовать, то дальше рациональное поведение самого ребенка, который хочет пойти на экономику, на менеджмент или на управление приведет его к тому, что лучше сдавать экономику или право, чем обществознание.

Чем Лицей ВШЭ принципиально отличается от других учебных заведений при университетах?

Опыт Вышки — это опыт образовательной культуры мирового университета, которая очень сильно отличается от того, что есть в наших вузах. Она начинается с университетского этоса. У нас ничего нельзя купить и ничего нельзя продать — ни экзамен, ни зачет, ни коллоквиум. Любую письменную работу нужно заверять справкой антиплагиата. У нас содержание факультетов мирового университета. У нас другой образовательный культ, это видно в организационной структуре — мы окончательно перешли на систему мировых университетов: факультеты, департаменты, школы и так далее. У нас нет 50 учебных часов неделю, у нас есть 22-24 часа, и я считаю, что это много. Для бакалавриата хватит и 12-14, но мы к этому движемся и как-нибудь к этому придем.

Проблема состоит для нас в том, что приходящий в Вышку абитуриент находится в другой образовательной культуре, поэтому на старших ступенях в Лицее мы стараемся внедрить хоть часть нашей культуры. Наш Лицей — то место, где мы проводим инкультурацию ребенка  в соответствии с образовательными и этическими принципами Вышки. Смысл в поисках абитуриентов, которые близки нам, а не в рекрутинге школьников с 95 баллами по ЕГЭ.

Сверхзадача, которую ставили при создании Высшей школы экономики, осуществляется?

Постепенно, развиваясь и работая над собой, мы создали очень длинную цепочку факультетов, отделений, школ и так далее. Но главная цель — достигнута: мы готовим человека, которого можно назвать professional. Миссия школы — сделать человека, миссия профессионального учебного заведения — сделать профессионала. Вот мы делаем профессионалов, которые по своему уровню являются «продаваемыми» на любом рынке труда. Они saleable. Качества мы достигли. И, наконец, мы начинаем постепенно достигать еще одну главную цель университета — осуществлять полномасштабные исследования. Десять первых лет в Вышке исследования не велись, надо сначала было освоить содержание тех наук, которых раньше в Советском союзе не было: экономики, социологии, политологии и так далее. Сейчас мы почти догнали.

Вы принимали участие в создании первых олимпиад по экономике. А сейчас как можете оценить уровень олимпиады и ее участников?

Я бы так сказал — если бы существовала международная олимпиада школьников по экономике, мы бы заняли первые 25 мест. Такой уровень содержания у наших заданий был и есть на сегодняшний день. Второе и важное: в этом безумном море экономических факультетов в непрофильных вузах, которые дают «плинтусовое» образование, наши задания не решили бы и вузовские преподаватели. На наших олимпиадах всегда очень высокий уровень.

Фото: Андрей Карабанов