Настроенческая олимпиада

Настроенческая олимпиада

Если бы год назад мне сказали, что я буду участвовать в олимпиаде по литературе, обсуждать с читающими людьми литературоведческие статьи и просто буду причастна к тому кругу, в который я попала благодаря олимпиаде — едва ли я могла бы этому поверить. Однако год назад произошло в моей жизни знаменательное событие, а именно поступление в лицей Вышки. Лицей помог мне определиться в выборе того, что мне действительно важно и интересно, помог мне найти себя и развить способности в кругу людей, разделяющих мои интересы. Своим основным направлением я выбрала востоковедение, где помимо изучения восточного языка и культуры у меня появилась возможность изучать всегда привлекавшую меня восточную литературу и философию.

Впервые участвуя во Всероссийской олимпиаде школьников, я не могла рассчитывать на какой-либо успех. Поэтому до последнего момента, до той самой минуты, когда мы сели в автобусы до Вороново, не могла поверить в свое прохождение на заключительный этап — мне казалось, что гораздо более естественным было бы узнать о том, что на Марсе живут смуглые и золотоглазые пришельцы, о которых писал восхитительный Рэй Бредбери, чем узнать о том, что моих знаний и умений хватило для того, чтобы оказаться здесь, в Вороново, в среде, буквально пропитанной литературным духом.

Я особенно не готовилась к школьному, муниципальному и региональному турам — я полагалась лишь на свой читательский опыт, знание, полученное на школьных уроках по литературе и на то, что я называю «порталом». «Портал» — синтез вдохновения, настроения, удачи — словом, всего того, что заставляет меня забыть о самой себе на пять часов тура и полностью, с головой, погрузиться в анализируемый текст.

К заключительному этапу ребята из Москвы, прошедшие на Всерос, готовились неделю на Истре, где у нас проходили невероятно интересные и полезные пары по истории литературы и анализу текстов. И люди... Наверное, это ожидаемо, что в кругу людей, любящих литературу одинаково сильно, будет очень комфортно. Но, если честно, я крайне скептически относилась к тому, что можно проникнуться к человеку (а в моем случае к 49 ребятам) за такой короткий отрезок времени. Но это произошло — во многом благодаря тому, что наши наставники, В.В. Сперантов, Д.Д. Румянцев, психолог и учителя делали все возможное, чтобы мы почувствовали себя настоящей командой. Мы удивительно дополняли друг друга — кто-то лучше знает классицизм, кто-то — постмодернизм, и в беседах на самые разные литературные темы, дискутируя и выдвигая свои аргументы, мы всегда выслушивали мнение каждого, потому что у каждого члена команды внутри необычайно богатый мир и всегда свой, ни на чей не похожий, взгляд на самые разные вопросы. Я не хочу верить, что завтра я увижу кого-то из ребят в последний раз, но это случится, и поэтому остается только надеяться, что у наших 11-классников все сложится хорошо, и они поступят в те вузы о, о которых мечтали, а с 9-классниками и 10-классниками, надеюсь, мы встретимся на Всеросе в следующем году.

Что касается туров, то, если честно, меня они не поразили некой особенной оригинальностью — все было четко, лаконично, занятно и красиво. Текст, который нам предстояло анализировать, был, к моему большому счастью, пера Владимира Набокова. И, пожалуй, самым удивительным было то, что за день до тура в разговоре с девочкой из нашей команды я произнесла «вот бы Набокова анализировать...» Моя мысленная просьба оказалась волшебным образом удовлетворенной, и первые двадцать минут тура я пребывала в состоянии эйфории и на следующий день пыталась предсказать творческое задание, но на второй раз это, к сожалению, не сработало.

Обо всем прочем, что происходило в течение олимпиадной недели, я думаю, говорить не придется, потому как и без того было сказано очень многое и про лекции, и про экскурсию. Одним из ярчайших воспоминаний об этой олимпиаде для мня останется встреча с Н.Д. Солженицыной, которая рассказала нам о Александре Исаевиче так душевно, что в некоторых случаях на моем лице непроизвольно возникала улыбка, и часто пробегали мурашки по телу.

Экскурсия по Москве была весьма милой и настроенческой, даже несмотря на то, что было не по-весеннему холодно. Мы очень переживали за нашего волонтера, Полину, на которой была только тонкая жилетка — но она стойко выдержала это испытание и, я надеюсь, не заболела. Прекрасный спектакль — в экзистенциальном стиле — как раз то, что я люблю.

Наверное, я остановлюсь писать здесь и оставлю открытый финал. Через пару часов станут известны результаты олимпиады, и в данную минуту у меня, как и у всех олимпиадников, настроение фаталистическое.