Николай Берзон прочитал лекцию о том, как нефть влияет на экономику

Николай Берзон прочитал лекцию о том, как нефть влияет на экономику

Николай Берзон, доктор экономических наук и профессор НИУ ВШЭ, прочитал на Всероссийской олимпиаде по экономике лекцию, посвященную состоянию экономики в России и объяснил, как цена на нефть отражается на финансовых параметрах развития страны. Публикуем конспект лекции с презентацией автора.

Самый главный фактор, от которого зависит благополучие России, — это цены на нефть. Как только мы говорим «экономика», мы сразу подразумеваем нефть, газ и так далее. Как только мы говорим про газ, мы сразу ввязываемся в геополитические процессы, которые происходят в мире. От этого и получается производная — те финансовые показатели, которые у нас в стране складываются.

Структура нашего импорта и экспорта такова, что мы экспортируем сырье — нефть и газ, а импортируем технику, продукты питания и так далее. Следовательно, складывается дисбаланс, положительное сальдо торгового баланса: по крайне мере, на данный момент объем экспорта превышает объем того, что мы импортируем. Если бы мы не продавали именно нефть и газ, то сальдо торгового баланса было бы отрицательное.

Все это связано с геополитикой. А геополитика — это то, что делает Россия на международном рынке. Наш главный западный партнер — это Европейский союз. Свыше 50 % внешнеторгового оборота России приходится на него, и когда у нас возникают конфликты с ним или с другими партнерами, то возникают экономические санкции. На это мы отвечаем антисанкциями и, как вы понимаете, это отражается на всех макроэкономических показателях сразу и ни к чему хорошему не ведет.

Среди факторов, которые влияют на финансовую систему России, прежде всего, есть нефть. По итогам прошлого года ВВП у нас отрицательное, вместо необходимого роста мы получили падение. Причиной этому послужила совокупность причин, но главная причина — это то, что снизились мировые цены на углеводороды: на нефть и газ. Для нас это очень существенно.

Из-за чего произошло это резкое падение? Если вы помните, совсем недавно цена одного барреля нефти составляла 115-120 долларов за баррель. Если что, баррель — это одна бочка нефти. Теперь цена барреля порядка 40 долларов. Произошло падение почти в три раза и, естественно, это очень сильно бьет по российской экономике. Стоит задать вопрос: из-за чего падают цены на какие-то товары? Во всем мире действует классическое правило спроса и предложения. И, когда предложение превышает спрос, то чтобы продать этот товар, приходится просто снижать цены.

Почему вдруг началось перепроизводство нефти? Связано это с тем, что Америка очень сильно нарастила добычу нефти и газа. США не хватало того, что они добывали, поэтому они импортировали. Когда ты импортируешь, ты зависишь от поставщиков, от стран арабского мира, с которыми у Америки не всегда и не со всеми складываются хорошие отношения. И вот для того, чтобы избежать зависимости от внешних поставщиков, США решили сами нарастить добычу нефти и газа, и они сделали это очень успешно. Теперь они отказываются от импорта углеводородов. В Америке нет газопроводов, нефтепроводов, нефть ввозится танкерами, а танкеры легко перенаправить в любую другую точку сбыта, поэтому традиционные поставщики США, Катар и Саудовская Аравия, направили всё в Европу, где традиционно доминировали. И для того, чтобы не потерять свой традиционный рынок сбыта, тоже начали наращивать добычу нефти и снижать цены, чтобы поддержать эти рынки. Это все и привело к перепроизводству углеводородного сырья, которое сейчас наблюдается в мире.

За счет чего США вдруг резко нарастили добычу нефти и газа? Вы слышали термин «сланцевая революция». Традиционно нефть в России добывается трудно — надо пробурить скважину там, где есть подземное озеро нефти, и оттуда выкачивать ее под давлением. Такой способ получается очень дешевым. А есть сланцевая нефть, но она расположена не в озере, а в рыхлых породах, и нужна определенная технология добычи. В итоге использовали гидроразрыв пластов: когда пласты разрывают и под давлением нефть выходит наружу. Это очень дорогое удовольствие, но возможности науки и техники поистине безграничны. С помощью новых технологий американцы резко удешевили добычу. О наличии сланцевой нефти было известно уже около 50 лет, но ее не добывали, потому что это было очень дорого. А когда цена на нефть стала выше 100 долларов за баррель, даже эта трудно добываемая нефть стала рентабельной. В США усовершенствовали технологию добычи и за счет этого плюс новых месторождений сланцевой нефти очень сильно нарастили объемы. Рост добычи с 2007 по 2015 увеличился больше чем в 5 раз по сравнению со всеми другими странами.  Страны бывшего Советского союза тоже увеличили добычу, а вот в Европе, Африке и Ближнем Востоке добыча была снижена. Все это привело к тому, что нарушился баланс спроса-предложения. А это отражается на ценах — происходит их снижение.

Когда цена на нефть начинает снижаться, некоторые месторождения сланцевой нефти становятся неэффективными, убыточными, и буровые установки консервируют. Стоит отметить, что разброс себестоимости добычи нефти на сланцевых месторождениях очень большой — от 25 до 80 долларов за баррель. Преимущество месторождений сланцевой нефти в том, что добычу легко приостановить и потом продолжить. Если мы будем консервировать российскую буровую установку, то запустить ее заново будет целой головной болью. А в Штатах это все очень гибко. Когда цена на нефть начинает падать, снижается количество буровых установок, следовательно, все делается и в обратную сторону: увеличение добычи нефти будет давить на цену. Эти легко вводимые в работу и легко выводимые сланцевые установки будут и дальше регулировать предложение нефти на рынке, балансировать спрос и предложение и влиять на цену. При этом вряд ли цена на нефть достигнет прежней высокой планки. Считаю, что мы вошли в достаточно длительный период дешевой нефти.

Теперь надо понять, кто является потребителем и вызывает спрос на нефть, нефтепродукты и углеводородное сырье. Потребители — развивающиеся рынки: Азия, Африка, ближний восток, Северная Америка. В США и Европе уровень потребления сокращается. Сегодняшнее развитие науки и техники направленно в первую очередь на то, чтобы обеспечить энергосберегающие технологические процессы. Это удается делать путем модернизации, ликвидации тепловых потерь и т.д. А так как у Европы, в отличие от России и арабских стран, нет собственной нефти и газа, они только импортируют, для них эта проблема становится очень актуальной. Они разработали программу энергосбережения и ее успешно реализуют, притом что объемы производства растут, а употребление углеводородов сокращается.

Нефть используется для того, чтобы производить бензин для автомобилей, дизельное топливо, керосин, на котором летают самолеты. Есть надежда, что потребление нефти в расчете на одного человека увеличится. Например, по численности населения Китай и Индия — самые крупные страны, а потребление нефти в расчете на одного человека у них очень-очень маленькое. И все заинтересованы, и Россия в том числе, чтобы китайцы жили лучше, покупали автомобили, ведь если они будут ездить на автомобилях — они будут жечь бензин, соответственно, им нужны будут углеводороды, которых там не хватает. Как следствие, Россия сможет туда поставлять нефть. Есть такой показатель — число автомобилей на тысячу человек. В США на 1000 человек приходится почти 800 автомобилей, и в эту тысячу входят и дети, и люди старшего возраста. А в Китае порядка 70 автомобилей на 1000 человек, поэтому если китайцы будут увеличивать автомобильный парк, это автоматически повлечет за собой увеличение спроса на нефть.

У нас в течение 90-х годов добыча нефти снижалась из-за того, что старые месторождения вырабатывались, а новые не вводились в эксплуатацию. И вот, начиная с 2003 года, мы видим, что добыча нефти на новых месторождениях увеличивается. Когда говорят, что нефти хватит на 20 лет, то забывают, что завтра может появиться новое месторождение, которое  сейчас открывается, обустраивается и подготавливается геологами к эксплуатации. В связи с тем, что с каждым годом появляются новые и новые месторождения, запасов нам хватит надолго. В январе 2015 года Россия достигла максимума по добыче нефти. Исходя из этого Россия предложила всем другим производителям больше не увеличивать добычу, а заморозить ее на том уровне, на котором он сейчас есть: кто в январе сколько добывал, на этом и остановиться. Предложение было сделано как раз во время, когда у нас была передобыча. Дальнейшее увеличение предложения нефти на рынке ни к чему хорошему не приведет — цены будут еще больше снижаться. А это сказывается на финансовых показателях не только России, но и других стран.

Когда мы говорим про госбюджет, мы понимаем, что он формируется из разных источников: налогов, сборов, пошлин, которые платят Газпром и нефтедобывающие компании. Из той цены на нефть, которую мы ожидаем, и делается расчет бюджета. Так поступают и все другие страны, которые добывают нефть и живут на так называемую ренту. Например, в Саудовской Аравии бюджет сбалансирован, когда цена на нефть 80 долларов за баррель. А цена на добычу нефти там очень маленькая, следовательно, даже производства могут быть рентабельными, но, к сожалению, бюджет все равно будет недополучать доходы.

У нас в 2014 году для того, чтобы бюджет был сбалансированным, была необходима цена 93 доллара за баррель, но такой цены на нефть не было. С похожими проблемами мы столкнулись и в предыдущие года. Поскольку цены на нефть низкие, все нефтедобывающие страны испытывают проблемы при формировании бюджета и с выполнением социальных обязательств.

В сложившейся ситуации есть два выхода: или сокращать госрасходы, или использовать стабилизационные фонды. Саудовская Аравия имеет громадный стабилизационный фонд при численности населения, которое намного меньше чем в России, у них средств в их национальном фонде свыше 700 млрд долларов, и за счет этого фонда они могут спокойно покрывать все свои государственные расходы, например, тот дефицит, который у них образовался. Но этот фонд, конечно, тоже не безграничен. В России и Фонд национального благосостояния, и Резервный фонд значительно скромнее, где то порядка 140-150 миллиардов долларов при численности населения в 140 млн человек. Какой-то период времени мы сможем жить за счет этих фондов, но, к сожалению, они тают очень быстро.

Смотрите презентацию Николаю Берзона, которой он сопроводил свою лекцию.

Фото: Андрей Карабанов