Сергей Караганов: «Не быть рабами информационных потоков»

Сергей Караганов: «Не быть рабами информационных потоков»

Декан факультета мировой экономики и мировой политики Вышки, почетный председатель Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов прочитал на Всеросе лекцию «Новейшие тенденции мировой экономики и политики и их взаимопереплетение».

Он рассказал олимпиадникам про главные, на его взгляд, тенденции в общественно-экономической жизни. Прежде всего – это «бесшовность» мира. Главное – нужно понимать, что мир сейчас вступил в период беспрецедентно быстрого изменения отношений, идеологического смешения, в нем нет доминирующих экономических и политических тенденций. Все новшества можно рассматривать в обязательной взаимосвязи – чтобы понимать экономику, вы должны понимать политику, антропологию. Людьми движут не только экономические интересы и потребности, а гораздо более сложные системы ценностей и интересов, которые очень динамично меняются. На факультете мировой экономики и мировой политики, например, есть предмет «Собственность и богатство в религиях». Очевидно, что бесшовный подход к любым социальным опытам является наиболее продуктивным. Те, кто противятся этому, проиграют.

После лекции мы задали Сергею Александровичу вопросы про несоответствие образования и практики, «экономический патриотизм» и проект по увековечиванию памяти жертв тоталитарного режима.

Есть ли разрыв между тем, чему учат политологов и экономистов, и тем, что от них требуется в профессии? 

Разрыв всегда есть, и он огромный. Сейчас, мне кажется, необходимо делать упор на более широкое образование в бакалавриате, потому что этого требует мобильность современного мира. Однако существует тенденция спроса: экономическая ситуация плохая, поэтому ребята хотят получить специальное образование как можно раньше и сразу после бакалавриата идти на работу.

Вопрос в том, чтобы иметь хорошее базовое образование, которое даст возможность приспосабливаться к миру и самому учиться. Сейчас очень важно научить ребят не быть рабами информационных потоков. С одной стороны, доступная информация дает огромные возможности, а с другой стороны, могут проявиться негативные последствия информационного потока, когда люди лишатся способности мыслить. Это одна из крупнейших проблем современности.

Как научиться не быть рабом информационных потоков?

В университете мы заставляем студентов оспаривать чужие взгляды и доказывать свои, открыто говорим, что вся информация, которую мы слышите из массовых источников, — ложь. Нужно развивать цепкое мышление и способность к самостоятельной оценке. Именно те люди, которые в меньшей степени подвержены воздействию информационных потоков, умеют побеждать в современном мире.

На факультете мировой экономики и мировой политики разрабатывается стандарт образовательной программы по международной политической экономии. Насколько конкретны эти планы?

Сейчас стандарт в разработке, мы к нему движемся с двух сторон. С одной стороны, мы обучаем наших экономистов и востоковедов культурам, религиям, социологии, внешней политике, а политологов и международников обучаем экономике. Получается двухсторонний подход. Вообще, в идеале, преподавать нужно одну политическую экономию с несколькими направлениями.

На лекции вы касались темы войн. Как они двигают экономику, воздействуют на нее?

Военными конфликтами пытаются сдвинуть ситуацию нынешнего тупика. Сегодня силовое применение становится бесшумным: почти никто, за исключением случая американцев в Ираке, не нападает прямо, но все участвуют в гражданских войнах, финансируют гражданские войны, поставляет вооружение для того, чтобы непрямым образом оттянуть финансовые, мозговые и временные ресурсы конкурирующих стран на неконструктивные направления. Например, украинский конфликт: одна из его больших опасностей заключается в том, что он концентрирует внимание руководства и общества на тупиковой ситуации. Вместо того, чтобы заниматься развитием человеческого капитала и сибирским регионом, мы занимаемся Украиной.

Вы были инициатором проекта по увековечиванию памяти жертв тоталитарного режима. На какой стадии он сейчас находится?

Этот проект – один их самых успешных в моей жизни, хотя он стоил мне огромного количества крови. Я его продвигаю пять лет, и сейчас уже сделано несколько вещей, которые позволяют говорить, что на этом этапе я своих целей добился. Во-первых, существует государственная концепция памяти жертв политических репрессий. Это государственный документ, который расставляет многие точки над i. Во-вторых, построен Музей истории ГУЛАГа, в следующем году в центре Москвы будет открыт огромный памятник жертвам политических репрессий. Его проект уже утвердили, он будет реализован примерно в октябре 2017 года. Это создает атмосферу в обществе, которая толкнет работу дальше.

Мы изменяем самих себя таким образом. Одна из самых страшных травм XX века была в том, что мы боялись признаться себе в том, что мы натворили. Мы отталкивали от себя все ужасное — это позже назвали самогеноцидом народа. Самое удивительное, что когда я в составе небольшой группы людей при поддержке общества «Мемориал» начинал этот проект, мы не получили никакой поддержки от молодежи и либеральной интеллигенции. Но мне нравится, что сейчас люди начинают просыпаться: строятся многие памятники, развиваются музеи, появился такой прекрасный проект «Последний адрес». Главным было изменить психологический настрой. Нас называли программой десталинизации, но это глупости.

Почему глупости?

Это была программа, нацеленная на преодоление травм страшного XX века. Сваливать все на Сталина несправедливо. Кто убивал? Кто коллективизировал? Миллионы выгонялись и гибли, но миллионы также выгоняли и убивали. Очень важно, чтобы мы потихоньку это поняли и не только больше не повторяли, но и вообще закрыли эту тяжелую страницу истории нашей страны.

Есть ли связь между работой с исторической памятью и экономическим поведением людей?

Конечно, некая связь есть, но это сложно. Люди, которые отрицают историю своей страны — они и экономически не патриоты, но это не прямая зависимость. Это больше относится к моральным привычкам и состоянию общества. Но все связано со всем, говорят даже, экономика – это не наука, а настоящее искусство.

Почему это так?

Потому что экономика – это область общественной деятельности, в которой очень многое не предсказуемо и основано на творчестве.

Вы сказали, что людей, которые не вкладывают деньгу в экономику страны, нельзя назвать экономическими патриотами. Можно воспринимать патриотическую пропаганду как средство заставить людей вкладывать деньги в экономику?

В большой степени это зависит от реальных экономических условий. Нужно их создавать, потому что те условия, которые существовали и существуют, делают политическую элиту неэкономической. Незащищенная частная собственность ведет к трем последствиям. Чтобы защитить свою собственность, есть три пути: либо посредством коррупции «пожениться» с государством, либо — с бандитами, либо вывозить деньги за границу. Лучший способ усиления русского патриотизма – создание условий для выгодного бизнеса в России и невыгодного хранения денег за рубежом. Поминание того, что во внешнем мире нас не ждали, наверное, тоже усиливает патриотизм.

Фото: Андрей Карабанов